Sber_11_670

Алексей Буренин: сделка со «Сбербанком» привела к катастрофическим потерям для «Транснефти»

Экономисты нашли много «дыр» в отчете Сбербанка о характере опционной сделки с Транснефтью, в результате которой последняя потеряла 67 млрд рублей.

В заключение профессора МГИМО Алексея Буренина Сбербанк говорится о «некомпетентности» или сознательной «недобросовестности» при конструировании опционной сделки с Транснефтью в 2013 году. Заведующий отделом международных рынков капитала Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, профессор Финансового университета при Правительстве России Яков Миркин обращает внимание на сознательное занижение Сбербанком оценки рисков обвального падения курса рубля в 2014-2014 годах. Это и привело к катастрофическим потерям для Транснефти.

В Декларации о рисках к сделке, которая сейчас стала предметом громкого судебного процесса, вероятность реализации наихудшего для Транснефти сценария оценивается в 9%. Яков Миркин приводит обширный перечень документов, из которых следует существенно более высокая вероятность риска, по его оценке, не ниже, чем 30-35%.

В презентации Сбербанка к сделке от 22 ноября 2013 г., указывает Миркин, говорится: «Как показывает анализ курса рубля к доллару, уровень в 42 рубля за доллар в ближайшие 2 года вряд ли достижим». Миркин расценивает эту информацию как «неверную», в основе которой лежала «примитивная» модель оценки рисков на базе последних четырех лет (2010-2013 гг.). Делать прогноз на два года на базе данных только предыдущих четырех лет недопустимо, убежден эксперт. Для таких прогнозов обязателен учет длительных тенденций, все из которых свидетельствовали о приближающемся существенном изменении ситуации на мировых финансовых и товарных рынках, в том числе росте курса доллара к евро и падении цен на сырьевые товары.

Особо негативно оценивает Яков Миркин утверждение о «практически безрисковом» характере сделки, в чем менеджеры Сбербанка уверяли руководство трубопроводной монополии. Наоборот, пишет эксперт, барьерный опцион «относится к внебиржевым структурированным продуктам, которые в силу своей природы обладают очень высоким риском».

Сделка была устроена таким образом, «чтобы в случае проигрыша со стороны ПАО «Транснефть» дать инициатору сделки – ПАО Сбербанк – получить очень значительную прибыль». Я. Миркин подсчитал, что при достижении курса в 40 рублей за доллар выигрыш Сбербанка относительно его расходов на сделку составлял 10,1 раз, а при 50 рублях за доллар – 27,5 раз. При курсе в 45 рублей за доллар убытки Траснефти в два раза превышали прибыль компании за 2012 год. «В этой связи объявленная цель сделки (использование валютного опциона с барьерными условиями «для снижения стоимости обслуживания корпоративных рублевых облигаций ОАО «АК «Транснефть» серия 03») не соответствует действительности», – говорится в заключение.

Конструкция сделки полностью отвечала содержанию понятия «спекуляция» – принятие ПАО Сбербанк невысокого финансового риска в обмен на крупнейшую по любым масштабам прибыль, делает вывод Я. Миркин.

В Транснефти настоятельные рекомендации Сбербанка заключить данную опционную сделку расценивали как консультацию, направленную на получение компанией финансовых выгод. Во всех цивилизованных странах сознательное нанесение ущерба клиенту считается тягчайшим преступлением.

https://legal.report/article/31082017/prof.-burenin-sberbank-dezorientiroval-transneft-dejstvuya-nedobrosovestno

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *